+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Куда опекуны сдают детей после 14 лет

Дети могут быть владельцами недвижимости вне зависимости от возраста. Оформление жилья на ребенка дает гарантию, что к наступлению совершеннолетия он будет обеспечен собственной жилплощадью и никакие семейные обстоятельства не уменьшат его прав. Однако нередко возникает необходимость в продаже или обмене недвижимости, принадлежащей несовершеннолетнему, а такие сделки имеют немало особенностей. Самая распространенная причина, по которой недвижимость оформляют на несовершеннолетнего ребенка, — желание заранее обеспечить его собственным жильем, которое родители не смогут поделить между собой при разводе.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Подобные события происходят не так уж часто. Например, в году из более чем тысяч детей, которые воспитывались в семьях опекунов и попечителей, кровным родителям были возвращены около 13 тысяч ребят.

Куда опекуны сдают детей после 14 лет

Подобные события происходят не так уж часто. Например, в году из более чем тысяч детей, которые воспитывались в семьях опекунов и попечителей, кровным родителям были возвращены около 13 тысяч ребят. Причем 90 процентов таких возвратов было из-под родственной опеки и лишь каждый десятый — из семей посторонних граждан. Однако тема эта волнует многих опекунов. Павлова: Ну, тут нет какой-то однозначной правильной позиции, потому что это ситуации всегда очень сложные, переживательные, трудные для опекунов.

Первое, что бросается в глаза — я почему-то часто вижу, что еще на этапе выбора ребенка и знакомства с ним потенциальные опекуны как-то игнорируют тот факт, что у ребенка или мама, или папа находятся в местах лишения свободы, что они могут выйти… Кажется, что срок большой, ребенок маленький, это так далеко — ну, когда наступит, тогда и будем разбираться. Конечно, не всегда такие родители приходят забирать детей, но, мне кажется, важно в самом начале понимать, что эта перспектива реальна.

А это означает, что, по крайней мере, в их ситуации не может быть тайны с ребенком. Потому что бывает же и так, что, если ребенок маленький, ему ничего и не говорят про имеющуюся другую маму. И тогда для него становится каким-то двойным ударом, когда вдруг выясняется: не только есть другая мама, она еще и придет, заберет, страшная — ну, в общем, кошмар-кошмар. Здесь, конечно, важно и то, как сами приемные родители относятся к кровным. Бывают разные ситуации, и я иногда сталкивалась с тем, что принимающая семья как-то жалеет биологическую маму, говорит, что, например, она попала по глупости, или по молодости, или еще что-то у нее… Не хвалят, конечно, но….

Павлова: Ну, как-то объясняют себе ее поступок, и, соответственно, не слишком порочат ее в глазах ребенка. А бывает, что наоборот — очень сильно настраивают, что она такая ужасная, плохая, совершила что-то страшное, и вообще ужасный человек… Причем детям, конечно, в этом случае очень сложно, особенно детям, которые имеют не самые плохие воспоминания о биологической семье.

Возможно, мама была не самая лучшая, но если она его не била и как-то более-менее нормально к нему относилась, ребенок помнит, что мама была вроде ничего. Потом мама куда-то пропала, появилась вторая, и как-то в своей голове совместить, что хорошо, что плохо — довольно тяжело бывает. А еще потом вдруг выясняется, что она придет и заберет — ну вообще кошмар.

Вообще почему-то у таких биологических родителей какая-то идея нередко бывает, что опекун им обязан по гроб жизни. Что можно сделать, чтобы самому ребенку было не так страшно, если такая передача может быть произведена? Мне кажется, имеет смысл, во-первых, заранее к этому готовиться, понимать, когда этот момент может наступить. В первую очередь, готовиться самим родителям, вырабатывать какое-то отношение к этому, какую-то картинку в голове — а как это могло бы быть?

Неплохо получаются истории, когда родители приемные изначально нейтрально или не очень критично относятся к биологическим родственникам, когда на протяжении какого-то времени они пытаются поддерживать с ними отношения, и на той стороне встречают какой-то более-менее адекватный ответ, предсказуемый ответ. Когда они понимают, ради чего все это происходит: ну, например, одна из историй, когда приемная мама взяла ребенка-инвалида и общалась с биологической мамой так случилось у них, что они стали общаться.

И узнала, что это была очень молодая девушка, которая просто испугалась инвалидности ребенка, ее врачи отговорили, и она отказалась. И для приемной мамы, для этой опытной семьи было важно, чтобы все-таки эта маленькая семья воссоединилась, чтобы биологическая мама увидела, какая дочка у нее все-таки хорошая, что с ней что-то можно делать, что у нее есть динамика, что… ну, что можно с этим справляться. И она выступила такой вот родственной семьей, потихоньку-потихоньку ребенок был передан биологическим родителям.

И, учитывая, что они поддерживают отношения, это не было травматично — ну, понятно, что переживали все, но не было такого вот разрыва.

В случае, когда появляется кто-то посторонний и начинает что-то требовать от приемных родителей, возникает понятное возмущение со стороны принимающей семьи, потому что опекуны помнят, в каком виде они ребенка получили, сколько усилий они затратили.

Они видят, как ребенок переживает — особенно если дети помнят своих родителей и хотят с ними общаться, а родитель, например, обещает, но не выходит на контакт. Ну, в общем, это никак не способствует спокойствию в доме. И естественно, что возникает объективное желание защитить ребенка и не давать встречаться, как-то оградить от этого всего. Чтобы в такой парадигме жить, единственный вариант, который нам позволяет закон, — это усыновление.

Если ребенок не с этим статусом, то надо сразу понимать, что такого варианта нет. И что так или иначе какие-то отношения с родственниками выстраивать придется — ну, это некая данность. А вот как их выстраивать — уже вопрос технический. По моему мнению, далеко не всегда полезно тесное общение с биологическими родственниками. Возможно, детям интересно… подростки часто проявляют такой активный интерес: где родственники, как они живут, как и что?

Но часто этот интерес — такой… тревожный, беспокойный. Например, одна девочка все время пыталась навестить свою биологическую мать, лишенную родительских прав, несмотря на то, что она жила в семье своих дальних родственников, опекунов.

И опекуны очень переживали, что она туда ходит. Они хотели ей запретить, потому что там опасно: мама наркозависимая, и непонятно, что может произойти… А самим им прийти туда было неприятно. Но начали выяснять, и стало понятно, что девочка ходит не столько потому, что она скучает, а потому что она вообще проверяет: мама жива или нет.

То есть она считала, что отвечает за эту маму, она беспокоилась о ней. Ну, нормальное человеческое качество. Опекуны поняли это и взяли на себя эту обязанность. Хотя мне, конечно, не очень хочется это делать, но я буду приходить. А если ты захочешь с ней встретиться, давай это организуем, но по-другому: или пусть она к нам приходит, или где-нибудь в нейтральном месте. И когда этот момент был урегулирован, ребенок успокоился, то есть девочка какое-то время проверяла еще, так ли это, а потом она перестала нервничать и смогла уже своей жизнью жить, поверив, что есть взрослые, которые этот груз с нее сняли.

К сожалению, очень небольшое количество мам по факту детей забирают, и, как правило, это мамы, у которых действительно что-то такое случилось в жизни, из-за чего они попали в места не столь отдаленные. Большая категория этих женщин и мужчин заканчивают свое общение именно вот так — разговорами. А что с этим делать ребенку, что с этим делать опекуну — их, в общем, не очень волнует.

Поэтому, на мой взгляд, здесь очень важна какая-то простроенная безопасность, важно первоначально выстроить коммуникацию через взрослого: чтобы это не были неконтролируемые контакты, когда вы не знаете, что говорят вашему ребенку, что ему обещают, как это все происходит. Во-вторых, очень важно понимать, насколько этот взрослый вообще договороспособен — то есть, можно ли с ним вообще какие-то отношения выстраивать, потому что на момент попытки вернуть ребенка, возможно, потребуются какие-то доказательства для того, чтобы принимать решение: мы доверяем ему этого ребенка или не доверяем.

Скажем, договоренности, которые вы пытались выполнить, но человек не пришел. Желательно для этого встречи, например, назначать с представителем опеки, например. Чтобы не было голословного обвинения… Да и той стороне тоже чтобы было понятно, потому что они часто живут немножко в другой системе координат и не очень понимают, чего вы от них хотите. Вы хотите, чтобы что?.. Чтобы он как-то выполнял свои обязательства? Какие конкретно? А что за этим стоит — ну, человек просто не думает об этом. Просто потому что он, может быть… ну, например, живет одним днем.

Хотя, вообще-то, опекун не забирает ребенка, опекун помогает ребенку, который уже попал в трудную ситуацию — во многом благодаря своим биологическим родителям, которые о нем не заботятся как следует. Ну, вот такие какие-то вещи для безопасной передачи… В первую очередь, понимаем, для чего эта передача нужна, что она принесет ребенку, будет ли она полезна ребенку или она ему навредит, насколько мы можем понимать предсказуемость этой семьи и той ситуации, куда мы отдаем ребенка, или, возможно, будет достаточно для этой мамы то, что ей по силам — то, что она знает, что ее никто родительства не лишает, ребенок ее знает и помнит, но при этом есть некий ряд ограничений, которые в их общении присутствуют.

Всегда это проще делать, когда ребенок постарше, когда с ним уже можно что-то обсуждать. Очень травматичны передачи, пока ребенок маленький. То есть только он оттает, сформирует привязанность, только-только начинает как-то по-человечески реабилитироваться, как вдруг нужно снова куда-то, в какую-то непредсказуемую ситуацию…. Иногда помогают, например, бабушки — но тоже не всегда, потому что и бабушки бывают разные.

Если, например, сын или дочь сидит в тюрьме, по какой-то причине бабушка не может на себя оформить опеку, но она хочет поддерживать контакт… И бывает, что бабушке важно, чтобы ребенок не забыл свою маму, ее дочь.

И здесь тоже нужно быть очень внимательным и деликатным, потому что, с одной стороны — да, если понятно, что дочь рано или поздно выйдет и ребенка заберет, это некоторый мостик: потихоньку-потихоньку потом ребенок перейдет. Но, с другой стороны, бывает часто, что бабушка не в силах сдержаться, что ей очень больно видеть, что вот они-то живут по-другому, и она настраивает ребенка против его приемной семьи. И здесь опекунам надо быть очень внимательными — вообще, при любом общении своих детей с кем бы то ни было.

Что они говорят вашим детям? На пользу это или во вред? У опекунов есть такое право — установление контакта определяется интересами ребенка. То есть хорошо бы так немножечко отстраниться, сесть и посмотреть: а что в интересах моего ребенка с учетом его перспективы? Вот, мы знаем, что этому ребенку… ну, например, через пять лет нужно будет встретиться со своей биологической матерью.

Его биологическая мать имеет вот такие особенности: сидит вот по такой статье. Что-то мы про нее знаем. Мы сидим и думаем: что бы для него было полезно? Ну, такая немножечко позиция по-человечески понятная, но, в целом, страусиная, потому что деться-то некуда… Что должен ребенок знать о том, как произошло? Что он должен знать про своих родственников? Как вообще мы себе представляем вот эту передачу? Где он может жить? Он должен тогда, получается, видеть иногда, скажем, фотографии, вспоминать про этого человека….

Так не делается. То есть, на мой взгляд, во всем нужна подготовка, четкое понимание на старте и рука на пульсе к моменту выхода родителей из тюрьмы, чтобы уже заново оценить ситуацию. Что произошло? В каком виде родитель к нам пришел? Чего он на самом деле хочет: денег, или ребенка, или, может быть, он приведет нам этого ребенка обратно?

А зачем такие нервы, да? Может быть, родителю будет достаточно того, что остальные увидят, что он в порядке, а ребенком будет заниматься кто-то еще. Ну, в общем, вот так. И как детский дом — такое место, которое предполагается, что никаких чувств никто не должен испытывать, так и вот эта семья — ну, им же там деньги платят, вот они поработали, что с ними разговаривать?

Я ж такой вот… заказчик услуги. По факту это на самом деле не так. И, поскольку часто единственным, кто понимает, что не так, является как раз принимающая семья, важно, в общем… ну, какие-то зоны безопасности для себя простроить. Да, он понимает, что ребенок — не сирота, но предполагается, что кровные родители ребенка много лет им не занимались, не интересовались, и, вроде бы, ничто не предвещает, что вдруг начнут интересоваться.

Вот ребенок берется в приемную семью, а потом вдруг возникают родители, которые восстанавливаются в родительских правах. Эта ситуация отличается чем-то?

Все, что нужно знать о несовершеннолетних в сделках с недвижимостью

Вам необходимо обратиться с соответствующим заявлением в орган соцобеспечения в Администрации субъекта РФ, в котором Вы проживаете. Как уже было сказано выше, опекунами могут выступать граждане исключительно совершеннолетнего возраста. Юридические отношения усыновителей с приемными детьми прерываются только при лишении либо ограничении родительских прав. Только орган опеки и попечительства по месту жительства может помочь тебе с этой ситуации.

Устроить ребёнка, оставшегося без попечения родителей: как, куда, почему?

Прописаться в квартире по новому месту жительства не так уж и трудно. Для этого достаточно прийти в паспортный стол, оставить заявление и документы, на основании которых вы хотите получить прописку, а после в назначенный день забрать паспорт со штампом о регистрации. Но прописать в квартиру ребенка не имеющего паспорт или вовсе новорожденного труднее. Об оформлении прописки детям и какие документы нужны для прописки дитя, вы узнаете из этой статьи. Дорогие читатели!

Оформление жилья на ребенка дает гарантию, что к наступлению совершеннолетия он будет обеспечен собственной жилплощадью и никакие семейные обстоятельства не уменьшат его прав. Однако нередко возникает необходимость в продаже или обмене недвижимости, принадлежащей несовершеннолетнему, а такие сделки имеют немало особенностей. В этом случае квартира не будет считаться совместно нажитым имуществом супругов. Попечитель — это кто? Права и обязанности попечителя Дорогие читатели!

С самого рождения человек в России обладает широким спектром прав.

Учебное пособие для повышения квалификации сотрудников органов опеки и попечительства. К читателю. При обучении с использованием данного пособия слушателям рекомендуется иметь с собой на занятиях текст Семейного кодекса РФ.

Куда опекуны сдают детей после 14 лет

Материал подготовлен при участии: агентства недвижимости "Бон Тон", адвокатского бюро "Леонтьев и партнеры", московской коллегии адвокатов "Арбат", управляющего партнера компании "Метриум" Марии Литинецкой и юриста федерального портала о недвижимости Move. В ситуации, когда граждане сдают квартиру в наём, эксперты рекомендуют делать временную регистрацию арендаторов на основании договора аренды помещения. В такой ситуации проблем при дальнейшей продаже квартиры не возникнет. Добровольное снятие с регистрационного учета несовершеннолетнего до 14 лет осуществляют его законные представители. По достижении 14 лет несовершеннолетний подает заявление лично с согласия законного представителя.

.

Права детей до 18 лет

.

Права ребенка до 14 лет, обязанности, возникающие после 18 в России

.

Поделится в соц. сетях: Прописаться в квартире по новому месту жительства не так уж и трудно. Для этого достаточно прийти в паспортный стол.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Ищу жену с ребенком - фильм комедия (2015) все серии
Комментарии 1
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Милана

    Реклама адвакатской конторы вы честный человек не бандит не вор но вы опашляйте адвакатам бабки о ля страховка нет бабок садись в тюрьму даже если не виновен. нет бабок нет адваката нет свободы.